Иосиф Бродский. Цитаты.

 

Настоящему, чтобы обернуться будущим, требуется вчера.

Но, как известно, именно в минуту отчаянья и начинает дуть попутный ветер.

Каким бы отвратительным ни было ваше положение, старайтесь не винить в этом внешние силы: историю, государство, начальство, расу, родителей, фазу луны, детство, несвоевременную высадку на горшок и т. д. Меню обширное и скучное, и сами его обширность и скука достаточно оскорбительны, чтобы восстановить разум против пользования им. В момент, когда вы возлагаете вину на что-то, вы подрываете собственную решимость что-нибудь изменить.

Наряду с землей, водой, воздухом и огнем, деньги — суть пятая стихия, с которой человеку чаще всего приходится считаться.

Старайтесь не обращать внимания на тех, кто попытается сделать вашу жизнь несчастной. Таких будет много — как в официальной должности, так и самоназначенных. Терпите их, если вы не можете их избежать, но как только вы избавитесь от них, забудьте о них немедленно.

Посылаю тебе безымянный прощальный поклон с берегов неизвестно каких. Да тебе и неважно.

Дурак может быть глух, может быть слеп, но он не может быть нем.

Каждая могила — край земли.

…Одно, должно быть, дело нацию крестить, а крест нести – уже совсем другое.

Объект любви не хочет быть объектом любопытства.

Подлинная история нашего сознания начинается с первой лжи. Свою я помню.

…К сожаленью, в наши дни не только ложь, но и простая правда нуждается в солидных подтвержденьях и доводах.

 

Не будь дураком! Будь тем, чем другие не были.

…Город  обычно начинается для тех, кто в нём живёт, с центральных площадей и башен. А для странника – с окраин.

На каком-то этапе понял, что я сумма своих действий, поступков, а не сумма своих намерений.

Красота всегда немного обессмысливает действительность.

(о характере) Я нисколько не верю, что все ключи к характеру следует искать в детстве. Три поколения русских жили в коммунальных квартирах и тесных комнатах, и когда наши родители занимались любовью, мы притворялись спящими. Потом была война, голод, погибшие или искалеченные отцы, огрубевшие матери, официальное вранье в школе и неофициальное дома. Суровые зимы, уродливая одежда, публичное вывешивание наших мокрых простынь в лагерях и принародное обсуждение подобных дел. Потом над лагерем взвивался красный флаг. Ну и что?

Как хорошо, что некого винить,
как хорошо, что ты никем не связан,
как хорошо, что до смерти любить
тебя никто на свете не обязан.

Но, как всегда, не зная для кого,
Твори себя и жизнь свою твори
Всей силою несчастья своего.

Я сижу в темноте. И она не хуже
в комнате, чем темнота снаружи.

Вот и прожили мы больше половины.
Как сказал мне старый раб перед таверной:
«Мы, оглядываясь, видим лишь руины».
Взгляд, конечно, очень варварский, но верный.

Дорогая, мы квиты.
Больше: друг к другу мы
Точно оспа привиты
Среди общей чумы.

До свиданья! Прощай! Tам не ты — это кто-то другая,
до свиданья, прощай, до свиданья, моя дорогая.
Oтлетай, отплывай самолётом молчанья — в пространстве мгновенья,
кораблём забыванья — в широкое море забвенья.

Бывает лед сильней огня,
зима — порой длиннее лета,
бывает ночь длиннее дня
и тьма вдвойне сильнее света;
бывает сад громаден, густ,
а вот плодов совсем не снимешь…
Так берегись холодных чувств,
не то, смотри, застынешь.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *